Проблемы и потенциал малых и средних городов (на примере Гянджи, Шамкира и Ханлара)

Проблемы и потенциал малых и средних городов (на примере Гянджи, Шамкира и Ханлара)

Города Гянджа, Шамкир и Ханлар принадлежат к Гянджа–Басарскому экономическому региону, расположенному на западе Азербайджана.

Один из изучаемых нами городов Гянджа[1] – является региональным центром Гянджа–Басарского экономического региона. По статистическим данным, население города на данный момент составляет 301600 человек. Территория города составляет 244 км2, средняя плотность населения – 1236 чел. на 1 км2.

Другие интересующие нас города Шамкир и Ханлар относятся к малым городам Азербайджана. Население города Шамкира – 34268 чел. Общая площадь города – 49,1 км2, средняя плотность населения – 697,9 чел. на 1 км2. Население города Ханлара – 22280 чел. Общая площадь города – 32,6 км2, средняя плотность населения – 683,4 чел. на 1 км2.

Следует отметить, что Шамкир и Ханлар агломерируют к Гяндже, как к крупному городу и региональному центру. Удаленность Шамкира от Гянджи – 32 км, Ханлара – 15 км.

Экономико–географическая характеристика Гянджа–Басарского региона.

Гянджа–Басарский регион расположен на западе Азербайджана. По экономической значимости регион занимает II место по республике (I место – Апшерон).

Общая площадь данного региона составляет 12 490 км2, что составляет 14,4% территории страны. Общая численность населения региона насчитывает 1 103 тыс.чел. Отметим, что 47% населения региона приходится на долю городов, 53% – на долю сел и деревень. Средняя плотность населения – 88 человек на 1 км2. Региональным центром является город Гянджа, расположенный на равнине на высоте 440 метров над уровнем моря.

Промышленность региона имеет многоотраслевой характер и представлена цветной металлургией, машиностроением, легкой и пищевой промышленностью. Горная часть Гянджа–Басарского экономического региона богата полезными ископаемыми. Гянджа–Дашкесан[2] считается вторым промышленным узлом республики. Полезные ископаемые, добываемые здесь, можно разделить на следующие группы:

  • Сырье для металлургии – сюда входят Дашкесанский горно–обогатительный комбинат (железный концентрат) и Заглинский алунитовый рудник для алюминиевой промышленности, Човдарское месторождение полиметаллических руд.
  • Сырье для химической промышленности – Чирагидзорский рудник серного колчедана, цеолит Ай–Дагского месторождения.
  • Сырье для строительства – Дашкесанский мраморный карьер; в верхнем Аджикенде – гипсовый карьер, кварцит, щебень, известняк, Хашбулагские открытые месторождения известняка, Шамкирские известняковые карьеры, туфовый карьер в Муруте (Ханларский р–н).

Сложившееся сельское хозяйство региона – многоотраслевое. Основное население Шамкирского, Самухского, Ханларского, Касум–Исмайловского, Геранбойского, Акстафинского, Газахского, Тавузского, Кедабекского, Дашкесанского районов этого экономического региона занято животноводством и выращиванием сельскохозяйственных культур. На долю Гянджа–Басарского экономического региона приходится 13–14% всей сельскохозяйственной продукции Азербайджанской Республики, в том числе 80–85% – картофеля, 28% – винограда, 15% – мясомолочной продукции.

Источниками орошения данного региона являются река Кура и ее правые притоки. С целью орошения на маловодных реках созданы водохранилища. В горной зоне расположено большое количество горячих и холодных минеральных источников. Имеется большой потенциал для использования как бальнеологического, так и горно–климатического курорта.

Следует отметить и то, что в комплексном развитии Гянджа–Басарского экономического региона важную роль играет и транспортная система. Исторически сложилось так, что через этот регион проходят железнодорожные и автомобильные пути, соединяющие Азербайджан с Грузией и берегами Черного моря. Основными транспортными узлами региона являются Гянджа, Газах и Акстафа. В городе Гяндже имеется международный аэропорт.

Краткая историческая справка по городу Гянджа.

Гянджа – древний город, сыгравший большую роль в общественно–экономической, политической и культурной жизни Азербайджана. Город расположен на северо–восточном подножье Малого Кавказа, на Гянджа–Газахской низменности по обоим берегам реки Гянджачай. Основание города относят к V веку н.э. В далеком прошлом город неоднократно разрушался в результате войн и природных катаклизмов, но благодаря выгодному расположению на торговом пути и наличию человеческого потенциала, возрождался и продолжал устойчиво развиваться.

С X в. Гянджа начинает играть важную роль в общественно–экономической, политической и культурной жизни страны. Развивается ремесло, шелководство, строятся новые торгово–промышленные кварталы. После огромной силы землетрясения 1139 года Гянджа разрушилась. Погибло 200–300 тыс. человек. Однако Гянджа была быстро восстановлена и уже конец XII – начало XIII вв. называют периодом ее расцвета. Получили широкое развитие земледелие, садоводство, скотоводство. С XIII по XVI вв. город находился в плачевном состоянии из–за многочисленных вражеских нашествий. Но в начале XVI в., после прекращения военных действий и феодальных распрей, Гянджа ожила и начала экономически развиваться. В XVI в. город был столицей самостоятельного Гянджинского ханства. Во времена правления Джавад хана (XVIII в.) Гянджинское ханство значительно укрепилось. В 1804 г. город был захвачен русскими войсками под предводительством генерала Цицианова. С 1813 г. город был закреплен за царской Россией. В 1868 г. была переименована в Елизаветполь и стала столицей Елизаветпольской губернии. В 1918 году именно в Гяндже впервые была провозглашена Азербайджанская Демократическая Республика (АДР). И в 1920 году только Гянджа оказала организованное сопротивление оккупационной 11–й Красной Армии.

После советизации Азербайджана в 1935 году город был переименован в Кировабад, а Гянджинский район – в Кировабадский район. В 1939 году в пределах города Кировабада были образованы 3 новых района: Сталинский (фабричный, заводской), Низаминский (городской) и Сафаралиевский (сельский с центром в селе Сабиркенд)[3].

После установления независимости Азербайджана городу было возвращено его старое название – Гянджа.

Краткая историческая справка по выбранным малым городам.

Шамкир (Шамхор) – древний город Азербайджана. Расположен западнее Гянджи. Древнее поселение, о чем свидетельствует то, что в окрестностях Шамкира археологи обнаружили каменную форму для литья бронзовых изделий, каменные нож и зернотерку (III-I тыс. до н.э.) и др. В 815 г. был завоеван арабами. Арабский полководец Буга объявил Шамкир столицей “мувакилия” (завоеванных провинций) и отстроил город по–новому. Период расцвета города относят к IX-X вв. Развалины старого города, Шамкирский мост, Шамкирскую крепость относят к IX-XI вв. Средневековый Шамкир был известен как развитый город, защищенный оборонительными сооружениями (Цитадель Шамкура, XI-XII вв.). В 1233 г. был разрушен в результате нашествия монголов. С середины XVIII в. входил в состав Гянджинского Ханства. В 1803 году был оккупирован царскими войсками и присоединен к России. После создания Елизаветпольской губернии[4] в ее состав с 1922-1929 гг. входил и Шамхорский уезд. С 1929-1930 гг. после ликвидации уездов и образования округов, Шамхорский Дайра[5] (город Шамкир и близлежащие села) входил в состав Гянджинского округа.

В 1819 г. была основана немецкая колония Анненфельд на месте нынешнего города Шамкира. В 1897 г. в 27 верстах западнее колонии Анненфельд на реке Шамхорчай образовалась колония Гринфельд (ныне поселок Самеда Вургуна) и Эгенфельд (ныне село Иримашлы Шамкирского района), а позже еще одна колония Георгсфельд (ныне поселок Чинарлы), находящиеся на территории города Шамкира. Город вплоть до 1941 г. именовался Аннино (Анненфельд). С 1941 г. после депортации немцев город был переименован в Шамхор. С 1991 г. городу возвращено его старое название – Шамкир.

Ханлар. Несмотря на то, что Ханлар получил статус города лишь в 1932 г. и считается относительно молодым малым городом, на территории Ханларского района существовали древние поселения, о чем свидетельствуют обнаруженные в междуречье Кюрокчая и Гянджачая, у горы Киллидаг, древние постройки и захоронения, бытовые предметы и оружие каменного и бронзового веков. Среди них отметим чернолощеный сосуд с изображением охоты (II тыс. до н.э.), бронзовые изделия культового назначения ( I тыс. до н.э.). Из памятников архитектуры привлекают внимание "Аг керпю " ("Белый мост”, XII век), крепость XII века в селе Зурнабад, мавзолей XVI в. в селе Сарыгая, лютеранская церковь (1854 г.).

 В 1819 году в 15 км к югу от Гянджи, на месте нынешнего города Ханлара была основана немецкая колония Еленендорф. С этого момента и началось формирование города. Будучи, в основном, центром сельскохозяйственного района, город развивался в этом направлении.

Особо хочется отметить тот факт, что немецкие колонисты внесли ценный вклад в развитие Шамкира и Ханлара. Местные жители переняли позитивные стороны этого интеграционного процесса, развили их и сохранили до наших дней.

Анализ сложившейся на данный момент ситуации в Гяндже, Шамкире и Ханларе, согласно индикаторам устойчивого развития городов[6].

Промышленность. Промышленный потенциал Гянджи, Шамкира и Ханлара отличается друг от друга в значительной степени. Основной экономический потенциал региона сконцентрирован в Гяндже, в которой имеется более 20 крупных и средних промышленных предприятий. На данный момент большинство их не функционирует или же работают на 5-10% от своей мощности.

К действующим предприятиям Гянджи можно отнести ПО “Глинозем” (бывший глиноземный комбинат), авиаремонтное предприятие, завод метало–пластмассовых изделий, прядильная фабрика, мукомольные фабрики СП “Фатоглу ун” и СП “Османоглу ун”, птицефабрика “Гянджа гушчулуг”, Гянджинский пивоваренный завод, винзавод №2 “Гянджа-шараб”, завод присадок.

К частично работающим предприятиям можно отнести приборостроительный завод, авторемонтный завод, ковровый комбинат, текстильный комбинат, завод “Биллур” (электроника), кондитерская фабрика, винзавод №1, масложиркомбинат, мебельная фабрика, Гяжзавод, автомобильный завод.

В случае возобновления работы этих предприятий, Гянджа в полном объеме сможет решить проблемы занятости и городского бюджета. Однако вследствие как объективных, так и субъективных причин пока эта программа не может быть реализована в полном объеме, т.к. оборудование заводов сильно устарело и для модернизации требуются большие средства.

В Шамкире наиболее крупными предприятиями считаются винзавод, мясокомбинат, завод сельхозмашин в Дзегаме. В Ханларе – винзавод (коньячный), завод шампанских вин и механический завод.

В действительности, основой промышленности Шамкира и Ханлара должны стать крупные (н-р, винзавод) и мелкие предприятия по переработке сельхоз. продукции, а также предприятия по производству стройматериалов и предприятия, ориентированные на народные промыслы. Традиционно в Шамкирском р-не культивируются ранние овощи. И сейчас, как в самом Шамкире, так и в его окрестностях, действует множество кустарных теплиц. Перспективно и это направление производства сельхоз. продукции. Возникновение в последние годы большого количества ферм по выращиванию и содержанию крупного и мелкого рогатого скота делает актуальным строительство мини-цехов по переработке молочной продукции. На данный момент, практически единственным поставщиком молочной продукции фабричной фасовки на рынках региона является фирма “Гейча” (Ханларский р-н). По сведениям, полученным из банков, в стадии реализации находятся еще 5 проектов по строительству молочных мини-цехов, что является перспективным для данных районов.

В регионе практически не развиты народные промыслы, вековые традиции передачи навыков молодым поколениям нарушены. В Гяндже имеется несколько кустарных мастерских по изготовлению традиционной медной посуды, но из–за применения ручного труда, продукция дорогая и имеет ограниченный сбыт. Не развито также производство предметов декоративно-прикладного искусства, керамической посуды, сувениров[7]. Стоило бы создать центр, где можно будет собрать оставшихся мастеров, организовать как производство, так и обучение новых мастеров, организовать презентацию и продажу изготовленной продукции.

Водоснабжение. Исторически в Гянджа-Басарском регионе с развитым сельским хозяйством, для орошения земель и для бытовых нужд использовались речные и подземные воды. Речную воду подводили по каналам (арыкам), а подземные воды поступали посредством кягризов. Остатки кягризного орошения (V-VII вв.) до сих пор отлично видны по берегам Шамкирчая (окрестности г.Шамкира). В связи с широким использованием артезианских вод, за последние 15-20 лет уровень грунтовых вод сильно понизился, и большинство кягризов засохли.

Рассмотрим нынешнее состояние водоснабжения и канализации в исследуемых городах.

В Гяндже существуют 4 системы водоснабжения города, связанные между собой:

Наиболее старый – снабжение водами реки Гянджачай[8].Водозаборные сооружения расположены в пойме р. Гянджачай ниже г. Ханлара. Там вода частично осветляется и подается в отстойники в центре города. Недостатки: недостаточно высокое качество очистки, в период ливневых дождей наблюдается повышенная мутность. Велика вероятность попадания стоков из вышерасположенных Ханлара, Топалгасанлы, Зурнабада.

Самотечный водопровод из озера Гей-Гель[9]. Качество воды хорошее, очистка не производится. Запроектированное строительство фильтрационных очистных сооружений, законсервировано в 1989 г.

В связи со строительством Гянджинского глиноземного комбината, в 1963 г. был построен водопровод для снабжения технической водой из р. Куры (пос. Еникенд), длиной 22 км. Со станции первичной циркуляционной очистки вода с помощью 2 насосных станций подается на фильтровально–очистную станцию. Часть этой воды используется и для снабжения населения. Качество воды среднее. Ранее в период паводков увеличивалась мутность воды, но после строительства Шамкирского и Еникендского водохранилищ этого явления не наблюдалось. Отрицательная черта водопровода – большая загрязненность вод реки Куры.

Артезианские скважины – в городе действуют 84 артезианские скважины, включенные непосредственно в водопроводную систему без всякой очистки. Вода подается с глубины 60–120 м. Отличается различной степенью минерализации. Не исключено попадание в воду бытовых отходов из несанкционированных свалок, расположенных неподалеку от города.

В период с 1999 по 2000 г. в среднем на душу населения приходится 9 м3 воды в месяц. В 2004 г. эта цифра достигла 13 м3/мес., что также значительно ниже средних санитарных норм. Учитывая то, что летом значительная часть воды используется для полива, наблюдается сезонная нехватка воды. Вода в дома подается по графику по 2-3 часа. Плохие вкусовые качества воды привели к своеобразному феномену. Практически все население Гянджи за последние 10-15 лет использует для питья и приготовления пищи исключительно покупную родниковую воду из Гей-Гельского водопровода, так называемую Аг-Су. Качество воды гарантировано только добросовестностью продавца (вода продается из машин-водовозов), не исключено возникновение бактериального заражения в связи с отсутствием дезинфекции емкостей и санитарно–гигиенического контроля.

Ханлар. Ранее в Ханларе существовала система арычного водоснабжения. Канал длиной 12 км из села Зурнабад, действует и поныне, но теперь уже исключительно для орошения. В 1927 г. был построен напорный водопровод длиной свыше 28 м, для подачи воды самотеком из окрестностей сел Ашыглы и Кёшкю. Родниковые воды в лесах собираются и посредством системы труб поступают в головные сооружения на юге от Ханлара, и самотеком подаются населению. В связи с увеличением численности населения дополнительно построена насосная станция, подающая воду из старого немецкого канала в головные сооружения Ханларского водопровода. В мае–июне 2004 г. закончено строительство еще одной линии, подающей самотеком воду из р. Гянджачай в эти же сооружения. Качество воды, несмотря на простейшую очистку (отстой, фильтрация) удовлетворительное. Несмотря на увеличение дебета воды, ощущается ее нехватка, поэтому вода подается по графику 2 раза в день по 2-3 часа.

Шамкир. До недавнего времени в Шамкире существовала система кягризного водоснабжения. Сейчас из старых кягризов 2 восстановлены и служат источниками питьевой воды. Существует и самотечный водопровод, снабжающий город из этого же района. В систему водоснабжения включены и 26 артезианских скважин, подающих воду, в основном, в нижнюю часть города, расположенную в равнинной части Прикуринской низменности. Качество воды удовлетворительное. Однако из–за того, что в Шамкире отсутствуют сооружения для очистки канализационных стоков, а во вновь построенных частных домах отсутствует централизованная канализация, –существует опасность попадания канализационных стоков в водоносные слои и заражения воды, подаваемой посредством артезианских скважин.

Электроэнергия. Основу снабжения электроэнергией составляют ЛЭП-110 и трансформаторные подстанции 110/35/10/6 кв. Установленная мощность подстанций 110 кв. составляет: для Гянджи – 331 МВт; для Шамкира – 306 (54) МВт; для Ханлара – 50,5 (12) МВт[10]. Суммарная протяженность электролиний всех напряжений, соответственно, составляют: в Гяндже – 5225,1 км; Шамкире – 5170 (954) км; Ханларе – 4738 (333) км. Общее число трансформаторов, состоящих на балансе электросетей: в Гяндже – 406 шт.; Шамкире – 1805 (327) шт.; Ханларе – 965 (97) шт. Среднее потребление электроэнергии на одного абонента и процент ее оплаты следующие: Гянджа – 478 кВт/час, оплата 19,4%; Шамкир – 652 кВт/ч, оплата 15,7%; Ханлар – 936 кВт/ч, оплата 11,5%.

Проблемы, общие для всех районов, заключаются в следующем: 1) устаревшая и изношенная материальная база; 2) трудности с покупкой запчастей, большая часть которых сейчас в республике не производится; 3) отсутствие электросчетчиков у населения, что не позволяет полностью и объективно оценивать потребление электроэнергии каждым абонентом; 4) неполная оплата населением и предприятиями использованной электроэнергии; 5) значительные перепады летней/зимней нагрузки, что приводит к значительным перегрузкам в зимний период и, как следствие, к выходу из строя силовых трансформаторов; 6) изношенность электролиний всех уровней напряжений, что также приводит к нарушению нормального электроснабжения.

С сентября 2002 года электросети 24 районов республики, включая Гянджу, Шамкир и Ханлар, были переданы в управление ООО “Гярб-Энержи” БАЙВА. За 1,5 года произошли некоторые позитивные сдвиги. Построено 5 подстанций – 110/35 кВт. Заменено и дополнительно установлено свыше 180 силовых трансформаторов. Заменено свыше 380 км линий, отремонтированы трансформаторные пункты. В несколько раз возрос процент сбора оплаты за электроэнергию с предприятий и населения. Недостатки – действующие практически круглогодично графики ограничений[11] и низкое качество отпускаемой электроэнергии, несоответствие ее стандарту[12], что приводит к выходу из строя оборудования потребителей. В регионе проживает 5802 семей беженцев и вынужденных переселенцев общим числом 19665 человек. В связи с тем, что государство взяло на себя лишь оплату определенного лимита, то перерасход энергии и ее неоплата также создает определенные проблемы.

Градостроительство. Как известно, во многом тенденции дальнейшего территориального развития города предопределяет его планировочная структура. Устойчивость, жизнеспособность градостроительной системы в процессе ее развития зависят от планировочной структуры и ее соответствия характеру территориального роста города. С этой позиции структурные схемы городов дифференцируют на компактные (центрические), линейные и “сетевые”. С ростом города закономерно преобразование как линейчатых, так и центрических структур в структуры сетевого типа[13].

Подробно рассматривая историю формирования и развития Гянджи, Шамкира и Ханлара, а также сравнивая генпланы этих городов, можно сделать следующие выводы.

Гянджа, получившая развитие на основе некогда компактной (центрической) структуры плана, к моменту создания первого генплана насчитывала чуть более 60 тысяч жителей. Старый город отличался исторически сложившейся, типичной для восточных городов, плотной застройкой, узкими улицами с переулками и тупиками. В соответствии с первым генпланом, в центральной части города на месте старого базара, зданий караван-сараев, мелких торговых лавочек и старых подземных бань были построены административное здание, многоэтажные жилые дома, главная городская площадь с фонтанами и т.д. Связь между двумя частями города, расположенными по разным берегам реки Гянджачай, осуществлялась посредством двух мостов. Неподалеку от центральной площади был построен центральный колхозный рынок и крупные универмаг и универсам. Центр города стал естественным перекрестком транспортных потоков север–юг, запад–восток. Все основные маршруты транспорта проходили через центр.

Здесь следует отметить, что компактной (центрической) структуре города свойственны компактная форма плана, хорошая доступность центра, наименьшая степень нарушения природного окружения при точечной концентрации расселения. Однако преимущества этой схемы могут быть реализованы в полной мере лишь при ограниченных размерах поселений. При увеличении же этих размеров преимущества быстро переходят в недостатки. Периферийные районы оказываются удаленными от центра, а центральные – отрезанными от природного окружения. Центр города испытывает функциональные перегрузки и не справляется с ролью единственного центра коммуникационной системы[14]. Схожая картина наблюдается на примере роста и развития города Гянджи.

Как уже ранее отмечалось, в советский период индустриализации Гянджи (тогда – Кировабада) большое внимание уделялось вопросам обеспечения жильем, в первую очередь, рабочих промышленных предприятий города. Еще до 1941 года возникли поселки текстильного комбината, масложиркомбината, гажевого завода, совхоза им. Низами, поселок железнодорожников, кирпичного завода и АзНИХИ.

Согласно последнему генплану 1969-70 гг., который делал акцент на расширение границ городской территории до 19 тысяч гектар, были созданы новые рабочие поселки, такие, как ИТР и поселок для трудящихся глиноземного комбината. Отметим также, что в последнем были построены кинотеатр, Дворец культуры, баня, магазины, комбинат бытового обслуживания, был разбит парк и т.д. После этого в течение многих лет довольствовались строительством многоэтажных зданий, дабы обеспечить жильем растущее население города, практически не принимая во внимание проблему обустройства территории, создания неподалеку мест отдыха и торговли.

Следующим проектом было создание жилого района “Ени–Гянджа” на 100 тыс. жителей. Практически вынесенный за городскую зону, этот район являлся типичным спальным районом, не имеющим развитой структуры предприятий торговли, обслуживания населения.

Последним по времени проектом стало строительство к югу от Гянджи, по направлению к городу Ханлару, массива “Гюлистан” на 35-40 тыс. жителей. Жители нового массива не имели и того минимума удобств, которые были у жителей массива “ Ени-Гянджа”.

С началом перестройки и развала Советского Союза, учитывая то, что в очереди за жильем стояли тысячи семей, была широко разрешена частная застройка и практически легитимизирован самострой (участки, самовольно захваченные и застроенные бараками), занимающий достаточно большие площади в городе. Также были построены поселки “Садыллы”, “Севиндж”, “Туркляр”, “Даш керпю” и др.

В результате такого рода строительства в городе сложилась парадоксальная ситуация – население было снабжено жильем, однако большинство покупок совершалось в центре, т.к. в новых районах было мало магазинов и предприятий по обслуживанию населения. Кроме того, за последние 10–12 лет были распроданы и застроены последние свободные места, пригодные для создания мест отдыха и торговли. Так были застроены бывший сквер на Азертифаке, пустырь у стадиона “Динамо”, сквер около памятника Гатыру Мамеду, сквер за кинотеатром им. Низами, свободное пространство у популярного источника “Уч Булаг” и т.д. В результате отсутствия местных центров торговли и отдыха центр Гянджи чрезмерно перегружен.

Большинство гянджинцев привыкли делать покупки на базаре (рынке) и в оптовых магазинах. Базар расположен в центре города и оптовые магазины, естественно, стремятся расположиться в местах большого скопления народа. Поэтому сейчас улицы в районе Колхозный рынок – ЦУМ – гостиница Гянджа – Дом офицеров – Автовокзал – АТС – практически превратились в единый торговый центр. Скопление народа и транспорта вызывает пробки. Увеличивается число вынужденных поездок на городском транспорте, становится проблемой парковка машин, шум мешает отдыху в парках. Из–за большого количества автомобилей и мелких торговых объектов на центральных улицах ухудшается экологическая ситуация.

В малых городах Шамкире и Ханларе ситуация несколько иная. Эти города, в прошлом немецкие колониальные поселения, развивались линейно. Сравнивая картину, сложившуюся в Шамкире и Ханларе на данный момент, с картиной на генпланах этих городов 1982 года, становится ясно, что, в отличие от Гянджи, столь стремительного роста этих городов за прошедшие годы не наблюдается. Конечно же, в последние годы частная застройка в Шамкирском и Ханларском районах явление не столь редкое, однако основная часть такого рода строительства чаще приходится на долю сел и деревень этих районов, нежели на долю их районных центров. В генпланах обоих этих городов прослеживается наличие компактного общегородского центра. Но несмотря на то, что на планах обозначены конкретные места для организации зон торговли и отдыха, основная проблема в их общественной жизни заключается в том, что часть этих функциональных зон не используется по назначению.

На данный момент в Шамкире функционирует один небольшой центральный рынок, который не может в достаточной мере удовлетворить потребности населения города и близлежащих поселков, сел и деревень. Следует отметить, что на генплане 1982 года, кроме существующего на данный момент рынка, под общегородской торгово–общественный центр выделена дополнительная территория, находящаяся слева от основной транспортной магистрали по направлению Шамкир – поселок Далляр[15], что предусматривало перспективы роста города и увеличение городского населения. Кроме того, недавно в этом же направлении был построен новый поселок для беженцев, где так же, как и в Далляре не было предусмотрено строительство новых торговых объектов и мест для отдыха населения. Население обоих этих поселков, не говоря уже о населении близлежащих сел и деревень, посещает один единственный рынок Шамкира, причем переполненные автобусы для достижения пункта назначения проходят через весь город, чуть ли не на другой его конец.

Ситуация, сложившаяся на сегодняшний день в Ханларе, еще более плачевна. Центральный продуктовый рынок (если таковым его можно назвать, т.к. чаще товар продается прямо на улице) здесь функционирует посезонно, т.е. только летом и осенью, да и тогда цены на овощи и фрукты чаще бывают выше, чем в близлежащей Гяндже. Объясняется это тем, что поставка ранних овощей и фруктов из Шамкирского района в Ханларский район осуществляется посредством перекупщиков на рынках Гянджи, что приводит к значительному повышению себестоимости продуктов. Таким образом, товар на ханларском рынке становится недоступен среднему ханларскому покупателю. Это приводит к тому, что (за исключением разве что летне–осеннего периода) основная часть населения Ханлара осуществляет большую часть покупок на гянджинском центральном рынке, что создает дополнительную нагрузку на и без того перегруженный центр.

Образование. Гянджа является вторым после Баку центром науки и образования. Сегодня в городе действует 4 государственных (Азербайджанская сельскохозяйственная академия, Гянджинский государственный университет, Азербайджанский технический университет, Гянджинское отделение азербайджанского Института учителей) и 2 частных вуза. В них обучается 24000 студентов, работает 2800 преподавателей, в числе которых 99 докторов наук, 44 кандидатов наук, 584 доцента.

Среднее специальное образование представлено 5 учебными заведениями: Гянджинский государственный гуманитарный колледж, Сельскохозяйственный техникум, Музыкальный техникум, Медицинский техникум. Также в городе функционирует один частный Турецкий лицей, дающий среднее образование (довольно популярный среди населения). В 40 средних школах и 3 интернатах города преподает 4360 учителей, обучается более 44610 учеников.

Высших учебных заведений ни в Ханларе, ни в Шамкире нет. Стоит отметить, что если гянджинская молодежь чаще старается поступить в вузы Баку и учиться в столице, то, в отличие от них, ханларцы и шамкирцы предпочитают вузы Гянджи. Это объясняется, во–первых , близостью Гянджи к этим городам, во–вторых, тем, что в Ханларском и Шамкирском районах с хорошо развитым сельским хозяйством большой популярностью среди абитуриентов пользуются специальности факультетов АзСХА (Сельхоз. академии) и Технологического университета (например, факультет виноделия).

В Ханларе функционирует один колледж, в котором обучается 134 студента, и преподают 25 педагогов. Средних школ в городе шесть. Также в городе есть 1 школа-интернат. Общее количество детей, обучающихся в ханларских школах, – 1160 человек.

В Шамкире функционирует 192 школы, в которых обучается 39126 детей, а число преподавателей составляет 4398 человек. Также в Шамкире функционируют один лицей и одна музыкальная школа.

Уровень образования в большинстве учебных заведений Азербайджана сегодня оставляет желать лучшего. Это объясняется отсутствием хорошо оснащенной материально–технической базы и низкой оплатой труда педагогов.

Здравоохранение. В сфере здравоохранения Гянджи действует 40 медицинских учреждений, из которых 22 являются амбулаторно–поликлиническими, а 8 – стационарными. В этот список входят и 8 специализированных диспансеров – кардиологический, наркологический, пульмонологический, психоневрологический, онкологический, врачебно–физкультурный, кожно–венерологический и эндокринологический. Медицинские услуги населению города также оказывают 6 поликлиник. Самой большой больницей города являются больница скорой медицинской помощи имени академика З. Мамедова с 475 койко–местами, а самой большой поликлиникой – поликлиника №2, которая обслуживает свыше 51000 населения.

В сфере здравоохранения занято свыше 1040 врачей, из которых 26 кандидатов и 2 доктора наук, 86 врачей высшей категории. Остальная часть из более чем 5000 работников здравоохранения – средний медицинский персонал (2360 человек) и технический персонал.

В Шамкире функционирует 1 районная больница и 3 поликлиники.

В Ханларе – 1 больница на 385 коек. В ней трудится 65 врачей и 256 медицинских работников. В городе 1 поликлиника и 9 аптек.

Естественный прирост населения за год составляет: в Гяндже – 906 человек, в Шамкире – 462 человека, в Ханларе – 312 человек.

Уровень здравоохранения в большинстве медучреждений Азербайджана оставляет желать лучшего. Это объясняется отсутствием хорошо оснащенной материально–технической базы и низкой оплатой труда специалистов, работающих в этой сфере.

Экология. Непосредственно в городах Гянджа, Шамкир и Ханлар ситуация в той или иной степени складывается одинаково. В связи с нехваткой средств в городском хозяйстве возникли проблемы с водоснабжением, канализацией, уборкой мусора, озеленением, борьбой с вредными выбросами и загрязнением почвы вредными отходами.

Состояние водных ресурсов. Основным потенциалом пресной воды данных районов и всего Гянджа–Басарского экономического региона является река Кура. Одновременно с этим, она также является наиболее загрязненной. Так, по данным водоохранных ведомств Азербайджана, в бассейн реки Куры в 1998 году было сброшено около 453 млн. м3 сточных вод, из них на долю Грузии приходится до 229 млн. м3 (51% – от всего объема), на долю Армении – до 212 млн. м3 (47%), на долю Азербайджана – до 12 млн. м3 (2%)[16].

Как видно, более 98% сбросов сточных вод происходит выше по течению от города Гянджи. Благодаря естественному самоочищению, вода, повышенно загрязненная на участке границы Грузия – Гянджа, ближе к Гяндже становится умеренно загрязненной.

Воды рек, протекающих в рассматриваемом регионе (правые притоки реки Куры) – реки Шамкирчай, Гянджачай, Гошгарчай – классифицируются от загрязненных до повышенно загрязненных. В частности, река Гошгарчай загрязнена бытовыми и промышленными отходами расположенного выше по течению города Дашкесан с его ГОК и расположенных по ее берегам более мелких населенных пунктов, сельскохозяйственных ферм и промышленных предприятий (нефтебаза, ж/д станции и др.). Воды реки Гянджачай в пределах Ханларского района загрязнены отходами расположенных выше по ее течению сел и поселков, а в районе города Гянджи основным и наиболее крупным загрязнителем является сам город Ханлар. Наиболее чистыми являются Шамкирчай и Джагирчай, которые в большей части протекают по ненаселенной местности и в значительной степени самоочищаются от сбросов, расположенных в верховьях этих рек сел и городов Кедабекского района[17].

Расположенное на территории Гёй-Гёльского государственного заповедника красивейшее озеро Гёй-Гёль, обладает значительными запасами пресной воды. Длина озера – 2,5 км, ширина – до 0,5 км, глубина – до 95 м. Озеро прозрачно до глубины 17 м. На глубине ниже 30 метров в воде практически не содержится растворенного кислорода, зато много сероводорода. В озере водится радужная форель, что является индикатором чистоты его вод[18].

Значительную роль в водоснабжении региона, как и во всем Азербайджане, играют подземные (артезианские) запасы воды. Глубина залегания вод в различных горизонтах глубже, в предгорьях – 50-60 м и ближе к поверхности, по мере приближения к реке Куре, – 5-10 м. Практически вся вода артезианских горизонтов пресная или слабоминерализованная, пригодна для питья и бытовых нужд. В то же время аварийное состояние канализации города Гянджи и практически полное ее отсутствие в городах Шамкир и Ханлар, отсутствие должного контроля за сбором нефтепродуктов на предприятиях и многочисленных автомастерских, загрязнение окрестностей городов несанкционированными свалками бытовых и промышленных отходов может привести к ее загрязнению в результате фильтрации загрязнителей в подземные водоносные слои.

Состояние воздушного бассейна. Основным загрязнителем атмосферы рассматриваемых городов является городской транспорт. В конце 1980-х гг. в Гяндже был ликвидирован трамвайный транспорт. А к 2004 г. из 5 троллейбусных линий в городе осталась только одна. Основной городской транспорт Гянджи, Шамкира и Ханлара представлен микроавтобусами и легковыми автомобилями. В связи с увеличением количества автомобилей, сильной изношенностью автопарка и низким качеством используемого топлива, за последнее время выброс в воздух вредных веществ увеличился в 3-4 раза. Основные загрязнители – угарный газ, окись азота, окись серы и пр.

В связи с реализацией проекта “ТРАСЕКА” (Великий шелковый путь) транзитом через Шамкир и Гянджу проходит большое количество большегрузных автомашин с дизельными двигателями. С перспективой дальнейшего роста количества как местного, так и транзитного транспорта, эмиссия загрязнителей в атмосферу будет увеличиваться[19]. Частичным решением проблемы стало решение запретить въезд в город транзитного грузового автотранспорта. Однако статистика количества выбросов не ведется, анализы воздуха не производятся.

Наиболее напряженная экологическая ситуация наблюдается в Гяндже. Крупнейшим загрязнителем является Гянджинский глиноземный комбинат АО “Азералюминий” (производительность сегодня–330 тыс.т/год). Серьезной проблемой являются шламохранилища. Отходы, содержащие вредные примеси, разносятся ветром на многие километры. Руководство, ссылаясь на отсутствие средств, только провело работу по увлажнению шламохранилищ, что уменьшило пылеобразования, но при сильном ветре “пылевые хвосты” покрывают землю до 28-30 км в длину, 18–20 км в ширину. Требуется срочная рекультивация территорий, прилегающих к шламохранилищам.

В связи с реконструкцией и строительством автотрассы Баку – Газах (“Красный Мост”)[20] и для благоустройства Гянджи и Шамкира построено 5 асфальтовых заводов. На них применяется мазут, и продукты его сгорания дополнительно загрязняют окружающую среду.

Свою долю в загрязнение атмосферы вносят и свалки.

Бытовые и промышленные отходы. В регионе нет предприятий по переработке твердых бытовых отходов. Канализационная система города Гянджи устарела, находится в аварийном состоянии. Канализационные стоки проходят первичный отстой и сливаются на поля орошения. Часть города Гянджи, как, впрочем, и Шамкира, и Ханлара, не имеет централизованной канализационной системы, и фекалии спускаются в выгребные ямы (“гуйу”), что приводит к загрязнению подпочвенных вод. Практикуется также сбор ТБО по сигналу, когда мусорные машины, проезжая по улицам, подают сигнал, и население выносит мусор к машинам. Мусор складируется на свалке и по мере накопления укрывается землей.

Отсутствие должного контроля за данным процессом в прошлом привело к тому, что в пригородах исследуемых городов десятки гектаров земли заняты под несанкционированные и необорудованные свалки и загрязнены строительными и промышленными отходами. Большое процентное содержание пластикового упаковочного материала в мусоре приводит к тому, что куски пластика и обрывки полиэтилена разносятся ветром на большое расстояние. Причем тот фактор, что такого рода отходы практически не разлагаются естественным путем, приводит к тому, что с каждым годом площадь загрязнения увеличивается.

Почти не практикуется раздельный сбор мусора. Много полезных компонентов, таких, как металл, бой-стекло, пластмасса, макулатура, пригодные для последующей переработки, безвозвратно теряются вместе с мусором или сгорают, загрязняя воздух и почву.

Состояние биосферы. Отмечается общая тенденция к деградации зеленых насаждений Гянджи, Шамкира и Ханлара. Многолетняя практика показала, что без искусственного орошения невозможно усиленно проводить в жизнь программу озеленения. Отсутствие естественного подроста также свидетельствует об этом. Весьма узок и подбор биологических видов, применяемых для озеленения города.

Проблемой стало уничтожение лесов для использования их в качестве топлива и для строительства. Так, в районе поселка Аджикенд леса сведены на 50-70%. И поселок в значительной степени утратил свои уникальные рекреационные свойства (микроклимат и ландшафтные особенности). Санатории и турбазы не работают. Здесь также производится неконтролируемый выпас скота, в охранных землях создаются частные фермы. Кроме того, неконтролируемая добыча речного камня, гравия, песка и плодородной земли привела к нарушению почвенного покрова, эрозии, размыванию берегов речек и, как следствие, к деградации почв. Если в ближайшем будущем не принять серьезных мер, та же участь постигнет и леса в районе рек Шамкирчай, Гянджачай, Гошгарчай и Агсу. На данный момент позитивных изменений в данной ситуации не наблюдается.

В заключение отметим, что комплексная оценка потенциала, современного уровня социально–экономического развития, определения основных направлений развития Гянджи, Шамкира и Ханлара необходима, дабы способствовать устойчивому развитию этих городов в будущем.

Литература:

Исмаилов М.А. Страницы истории Гянджи. Баку, 1991.
Тархов С.А. Изменения административно–территориального деления стран СНГ. Москва.
Гасанова А.А. Сады и парки Азербайджана. Бакы, 1996.
Гасанова А.А. Гянджа сегодня. Бакы, 1991.
Яргина З.Н. и др. Основы градостроительства. Москва, 1986.
Большая Советская Энциклопедия. Москва, 1988.
Гараджаев М. Города и районы Азербайджана. Баку, 2001.
Пиривердиев С.М. Краткая история Шамкира. Баку, 2001.
Руководство по местным повесткам дня на 21–й век для городов и стран с переходной экономикой, “К устойчивым городам”. Баку, 2003.
“Устойчивое развитие городов”, Тбилиси–Ереван–Баку, 2003.
Материалы I Международного симпозиума 20–22, 2000. Баку, 2000.
Анохин Г.И. Малый Кавказ. Москва, 1981.
Маслов Н.В. Градостроительная экология. Москва, 2003.
Авдотьин Л.Н. и др. Градостроительное проектирование. Москва, 1989.
Санитарная очистка и уборка населенных мест (справочник). Москва, 1990.
СНиП. 2.07.01–89 “Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений”.
СНиП 22.1/2.1.1.567–96 “Санитарно–защитные зоны и санитарная классификация предприятий, сооружений и иных объектов”.
СНиП 2.02.01–83 “Основания зданий и сооружений”.
СНиП 111–10–75 , ч.III “Благоустройство территории”


[1] Во времена существования СССР Гянджа считалась средним городом, однако сейчас, когда после Баку самыми крупными городами республики являются Гянджа и Сумгаит, их стали считать крупными в масштабах Азербайджана.

[2] Дашкесанский горно–обогатительный комбинат. Дашкесан – малый город. Население Дашкесана – 11 тыс.чел. Население Дашкесанского района – 30 тыс. чел., площадь – 1047 км2.

[3] Указ Президиума Верховного Совета Азербайджанской ССР от 24–01–1939 г. (Гянджинский филиал ЦГНА Азербайджана, ф.7, оп.1, д. 44).

[4] Елизаветпольская губерния создана в 1868 г. Столицей стал город Елизаветполь , ныне Гянджа.

[5] Дайра – округ.

[6] Индикаторы устойчивости – это избранные «кусочки” информации, отражающие состояние всей системы. (Лаза 1996, Хуба 1998). Они разработаны специально как инструмент для оценки развития городов. Индикаторы показывают, в каком направлении движется система: совершенствуется, деградирует или же остается прежней.

[7] В регионе имеются значительные запасы качественной гончарной глины.

[8] Водопровод построен в 1932 г., длина – 12 км.

[9] Водопровод построен в 1960 г., длина – 38 км.

[10] Здесь и далее в скобках даются данные для г. Шамкира и г. Ханлара к общей уст. мощности для районов.

[11] В Гяндже – 4-6 часов в день; в Шамкире и Ханларе – до 10 часов в день.

[12] Стандартное напряжение – 220+10–7 % ; частота 50 ± 05 Гц.

[13] Яргина, З.Н. и др. Основы теории градостроительства. Москва, 1986. С. 67.

[14]Там же. С. 68.

[15] “Далляр” – ж/д станция, на расстоянии 4 км от города Шамкира. После строительства здесь авторемонтного завода, кирпичного завода, завода строительных материалов, Далляр превратился в крупный поселок для трудящихся этих предприятий. Население поселка – 4689 чел.

[16] Там же. С. 292.

[17] Материалы I Международного симпозиума 20-22, 2000, Баку, 2000. С. 294.

[18] Анохин, Г.И. Малый Кавказ. Москва, 1981. С. 112.

[19] Материалы I Международного симпозиума 20-22, 2000. Баку, 2000. С. 235.

[20] Азербайджанская часть Великого шелкового пути.

0 Comments

Add new comment

Add new comment